Some poems dedicated to A.C.M. (by E.G.)

	
            *  *  *
	
Птица света ко мне прилетала во сне, Пела мне о тебе и о близкой весне. Унесла в твою даль золотого огня И любовь, и печаль, да забыла меня.
	

                               El amor es más fuerte que la muerte,
			       más fuerte que el miedo a la muerte.  
			       Iván Turguénev.

            *  *  *
	
Tus cartas de amor y esperanza me dan la vida, cuando no hay vida, ni ilusión, ni rayo, ni sentido. Los copos de nieve en su danza, el bosque silencioso hechizado lanzaron dos destinos al azar, como se tiran al azar los dados. ¡Si supieras cómo te quiero abrazar, ver otra vez tu caminar ligero, mi peregrino de la primavera! Amor, la luz mezclada con dolor. Y tú, que nunca has tenido un temor, me dices: el amor es más fuerte que la muerte y temer a la muerte. Reminiscencias Бреду по полю памяти моей, Прекрасные мгновенья собирая. И небо надо мною все темней, Все тише ночь огромная без края. Укрой меня от горечи ненастной. Жизнь горстью звезд сквозь пальцы утекла. Гляжу ей вслед. Печаль моя светла. Любовь безмерна и мольба напрасна. Кричат стрижи в осенних облаках. Рефрен в угасших раненых строках - Ведь ты со мной? Уносит ветер звуки. В траве растаял абрис двух теней, И небо все огромней и темней, Все горше и нелепей боль разлуки.
	
            *  *  *
	
Ты шел по земле, не касаясь земли, И звезды смеялись, звенели вдали, И в золоте темном огня карих глаз Мерцал мирозданья прозрачный алмаз, И были счастливой улыбке твоей Послушны движения горьких морей. Пронизаны светом, дождливые дни Сияли и пели, дрожали огни. Но песня умолкла, порвалась струна, Нахлынула горечи черной волна, Весь мир опустел. И остались во снах Лишь отзвуки слов на любимых губах. Espejo japonés
	
    *  *  *
	
Flores caidas de lágrimas de amor y mis sueños. Se los llevó el viento en la noche oscura.
	
    *  *  *
	
Mi vida llegó a ser un recuerdo. ¡Tan pronto!.. ¿Por qué?
	
    *  *  *
	
Pedí un deseo A la estrella fugaz. Sí, uno solo... No miraré el cielo Nunca más en agosto.
	
    *  *  *
	
Llora el cielo buscando tu mirada, su luz de oro.
	
    *  *  *
	
La amargura de los mares cantantes y hierbas secas. Aún te regalaré Campanas de la luna.
	
                   *  *  *
	
Amor, una flor blanca amarga con pétalos tiernos. Se abre y busca el sol en la noche oscura y bebe los ecos, reflejos del rostro amado, enreda el árbol del canto, pasión y recuerdos. ¿Me oyes, querido? Tú hablame, dime, aunque sea en sueños, o en aroma de hojas ardientes, o en el fuego celeste, o en el viento que teme borrar las palabras, escritas en la arena y en el camino del sol.
	
            *  *  *
	
Осколки зеркала листвы Переливают свет весенний В сиянье черепиц, травы, Сверканье луж и птицы пенье. Разбито зеркало реки, И острые осколки боли Рябят и пляшут поневоле, И поцелуи их легки. Блестит вода на мостовой, И тихо плачут капли света, Смывая боль мою, и где-то В дожде мне слышен голос твой. Siete de marzo Una llama en cristal transparente, el fuego de tu alma iluminó el mundo por primera vez en este día. Y ahora te fuiste más allá del horizonte, como lo querías siendo un niño. Un camino ancho de mi vida, tan tranquilo, desierto y triste, en niebla del alba silenciosa sube a las nubes, encendidas con reflejos de tu fuego tierno.
	
	*  *  *
	
Надежды несбывшейся ветви Всё пишут мне имя твоё, Лаская небес окоём С нелепой мольбой безответной. Они расцветают слезами В бездонном саду голубом. И ангел с твоими глазами Ко мне прикоснётся крылом. En la súplica absurda mueren llamas del atardecer de terciopelo. Una esperanza vana con sus ramas escribe tu nombre en el cielo. Florece con lágrimas y relente ardiente en este jardín sin fondo de azur y plata. Un ángel con tu mirada me tocará con su ala suavemente. Неотправленное письмо Влажный ветер февральский ласкает лицо мне тихонько. Ты рядом, и мягких касаний приходит напев издалёка. Рассыпано золото солнца на листьях, средь туч, и в зелёной реке. И свет твоих глаз освещает мне жизнь, Хоть и больше я их не увижу. Carta no enviada El viento húmedo acaricia mi rostro. Estás tú a mi lado, me tocas suavemente, aunque estás muy lejos. El oro del atardecer brilla en las hojas, en las nubes, en el río verde. La luz de tus ojos me ilumina la vida, aunque no podré verlos nunca más. Девятый день Закатилось солнце, и нечем утолить боль. Лед тоски заполняет пустые пространства. На каком языке, мой любимый, писать тебе письма? Их слова пометет темный ветер по лунной дороге. El día noveno Se puso el sol, y mi dolor no se calma. El hielo del ansia llena espacios negros. ¿En qué lengua escribirte cartas ahora, amor mio? Sus palabras el viento oscuro llevará por caminos de luna. Tu nombre Tu nombre me sabe a hierba... Joan Manuel Serrat Marfil y naranja. Acero sonoro. El mar entre lila y hondo azul. Espigas. Susurro de pálido oro. Campanas. Aroma amargo del sur. Un arbol flexible abraza el cielo. Se bañan sus hojas en un riachuelo de sombra y sol, del fuego creciente en llanto del hielo azul transparente.
	
	         *  *  *
	
Любовь моя, словно подбитая птица, убежища ищет, где ей бы укрыться, гнездится в забытых словах твоих писем, и в свете весеннем, и в радуге льда. Растает несметный серебряный бисер, и письма, как листья, уносит вода. А свет безграничный, отрадный, весенний нахлынет и смоет все горькие тени, и два беззащитных ребенка за руки возьмутся. Нет страха. Не будет разлуки. Mi amor es un pájaro abatido. Busca refugiarse en el llanto del cielo. En tus cartas antiguas él hace su nido, en la luz de ternura, arco iris de hielo. Las perlas inmensas se van derritiendo. Derrama el sol caltas frágiles ígneas. Tus cartas hojea y rompe el viento. El agua confunde las ramas de líneas. La luz infinita, vernal y divina afluye y lleva las sombras amargas. Y mano a mano dos niños caminan por bosques de nubes doradas y sargas
	
         	*  *  *
	
Дыханье ранят запахи весны И небосвод поет в налитых тучах дымных И расцветают рвущиеся сны Водоворотами дорог пустынных И видеть каждый день и каждый час Движенье губ и радость темных глаз Во снах моих впервые вновь и вновь Стремится неразумная любовь La primavera hiere el aliento. El cielo canta en los cúmulos llenos, y los sueños mueren del viento en remolinos de caminos serenos. Y cada día, cada hora, sin parar, A ver tus ojos luminosos de ternura En mis sueños, en su ráfaga oscura Aspira mi amor sin esperar. Голландское Утро синее. Поле в инее Перерезали рельсов линии. Тихо вертятся Крылья мельницы. Нежность, ласка, боль - перемелется. Утро раннее. Гул прощания. Неизбежное расставание.
	
	     *  *  *
	
Светлый шорох стекает к реке По гудящим горбатым мостам. Серый ветер уснул вдалеке. Не следит, не скользит по пятам. Равноденствие. Бурые листья. Но еще небеса голубы. Перевал - перелом - в птичьем свисте Не расслышать мне голос судьбы.
	
	       *  *  *
	
Исчезнет внешнее, и света переливы Замкнут кольцо; и веря, и не веря, Своей судьбе навстречу торопливо Душа моя, тоскуя, устремится. Растают стены, отворятся двери, И запоют серебряные птицы И рек страданья темные извивы. И, растворяясь в муке светлых струн, Вольюсь я в перезвон осенних лун.
	
	*  *  *
	
Ласкает ветер тополя. По листьям солнце золотое Стекает. В сумерках земля. Страданье, трепет - все пустое. Но страстной музыки волна Сквозящим светом тает в бездне, Скользит и рушится она, Неотвратимей, бесполезней, И ей покорно отдаю Тоску мою и жизнь мою.
	
            *  *  *
	
Все тонет в ласковом снегу, И боли легкое касанье И зыбкий свет воспоминанья Переливаются в пургу. И в очарованной душе Все та же странная свобода, И все сильнее год от года Неотделимая уже От счастья острая тоска. Что ж - так и жить, и ждать, пока Не выдержав, порвутся струны, Иль, их неслышно отпуская, Вкрадется в сердце пустота? Но все ж - трепещет отблеск лунный, Музыка плачет, нарастая, И не видна во вьюжной стае Еще последняя черта.
	
             *  *  *
	
В нечетких нежных тонких снах Полета легкое скольженье, Весенних стекол отраженье Рассветным светом на губах. Размыты бледные пути, И рядом горькое блаженство Себя, свободу, совершенство Во сне хотя бы обрести.
		 *  *  *                                 
Растаял шпиль в тумане нежном Над влажной темной мостовой. Со снегом слившийся безбрежный Туман белеет над Невой. И мягкой ласки лепестки Вздохнув, в тумане затихают. Но не уходит боль глухая, И сердце ноет от тоски.
	
             *  *  *
	
Душа засыпана осеннею листвой И затаилась в ласковом тепле. В деревьях бродит ветер, сам не свой, И в полужидком облачном стекле Впечатанный уже расплылся след. А ветер ворошит и гладит листья, И шорох в вязком полумраке виснет.
	
                      *  *  *
	
Осень, полная ласки, терпких листьев и воли, Ностальгии, предчувствий разлуки тревожных. Как боится душа, утомленная болью, Вспоминать - невозможное все ж невозможно. И не в силах мы смять время и расстоянье, В закоулках минувшего так раствориться, Чтобы с ветром пыльцой оседать на ресницах, Незаметно сливаться с любимым дыханьем. И тоска эта все бередит нашу душу, Вечна, неутолима и благословенна. Блик мелькнет на воде - и волною разрушен, Но всю жизнь озарит этот отблеск мгновенный.
	
                     *  *  *
	
Мокрым ветром впотьмах, как обломки снастей, Разметало обрывки разорванных туч. Покоряясь дождю, плач усталых ветвей Схоронил в рыжих листьях угаснувший луч. Ностальгия осенняя сникшей души, Что пытается в ветре, паденье, круженье, Смутной ряби разбитых зеркал поспешить Хоть на миг удержать темных глаз отраженье.
	
        	*  *  *
	
Вихрь сверкающий в черном бокале Ночь расплескала дрожащей рукой. Смешаны с вьюгой, тени мелькали, В сумраке туч замирая в печали Ветра и музыки острой тоской. Камень домов. Мягкий снег на губах. Легкость свободы, метели смятенье. Мечутся в свете и музыке тени, Перетекая в мерцающий прах.
	
	         *  *  *
	
Приближается осень, и легкие тени Опадающих листьев трепещут под ветром. А душа, как и прежде, в прозрачном смятенье, И весь мир утонул в море солнца и света. Золотистых мгновений счастливая стая, Неизменных среди догорающих бликов, Улетающих птиц, угасающих кликов, Остается со мной. Мне тебя не хватает.
	
	*  *  *
	
Неутоленная тоска сгоревших листьев Как осень эта коротка В огне тревожном облака рябины кисти Под ветром контуры ветвей теряют четкость И обретает все ясней вихрь перечеркнутых теней разлуки легкость И растворяясь в полутьме душа слабея в безумном и кристальном сне дрожит в танцующем огне вздохнуть не смея



*  *  *
	
Неверные звезды на землю сходя

В мерцанье метели скользящей

По стеклам сбегают сверканьем дождя

Вдыхаю их шепот звенящий

И гасит мельканье их ветер бездомный

Швыряя пригоршнями в вечер бездонный



*  *  *

Вновь снег идет под Рождество.

Душа стихает, уступая

Неверной нежности его,

В безбрежной вьюге утопая.



Уходит чувство пустоты,

И в полугрезе легкой мнится,

Что сердцу близкие черты

Я различаю сквозь ресницы.